Пелопоннес и Афины (часть 7)

Как я уже писал раньше, когда мы были в Коринфе, то выяснили, что расположенная на горе над этим древним городом крепость Акрокоринф открыта для посетителей всего до трех часов дня. И мы в неё тогда не попали. В один из последних дней отпуска это упущение было исправлено.

Пешком добираться до крепости категорически не рекомендуется: высоко и далеко. А вот на машине заехать к самым воротам более чем удобно. Правда, надо уточнить: к первым воротам. Дело в том, что в нынешнем виде крепость имеет три ряда стен с воротами в каждом из них: во франкском, византийском и турецком. Античность тоже представлена на самом верху в виде цистерны для запасов воды. Где-то здесь же размещался коринфский храм Афродиты, где гетеры трудились на благо городской казны и во славу богини.

Вход абсолютно бесплатный. Привратник только дает на всю группу карточку с номером, которую надо вернуть на выходе. Так к моменту закрытия проверяют, что никто внутри не остался. Площадь крепости велика, руин и камней много, есть где потеряться.

Византийские ворота отличаются наибольшей основательностью. Видно, что империя строила, а не сельская община.

Сверху открываются виды до самого моря с одной стороны и до гор с другой. На территории сохранились остатки мечети и разных других построек. Когда-то эта гора была густо заселена, количество жителей исчислялось десятками тысяч, а теперь только редкие туристы слоняются по жаре.

Неподалёку от Акрокоринфа возвышается другой холм, на вершине которого угадывается ещё один франкский острожек. Но мы туда не ходили, посмотрели на него через амбразуру стены. А вот до цистерны добрались. Пишут, что в засушливый год вода опускалась низко, и граждане ходили за водой через подземный ход по каменным ступеням. А в обильный вода могла закрывать фронтон, и тогда воду черпали, как из колодца, ведром через дыру в своде. По фото видно, что сентябрь в 2016 выдался засушливым. По стенам на камнях нацарапаны греческие надписи. Может, обидное что-то, а может, романтическое, я не разбирал.

Когда мы уже шли обратно и подходили ко вторым, византийским, воротам, за пятнадцать минут до трёх часов раздался оглушительный вой ревуна. Таким нехитрым способам туристам намекали, что скоро ворота закроются, и сидеть им в осаде до утра. Ревун включали ещё пару раз, прям как в театре.

 Спустившись с горы, мы пообедали в таверне у развалин древнего Коринфа и поехали в Лутраки купаться. В этот раз для купания было выбрано не море, а соленое озеро Вульягмени километрах в десяти от города. Туда нам советовали наведаться местные жители, ну мы и наведались. Озеро когда-то было пресным. По преданию в нём купалась Гера, возвращая себе девственность. Зачем ей это было надо, вопрос открытый, но совсем недавно по историческим меркам угрозу возвращения непорочности устранили, прорыв протоку в море, и сделав озеро соленым. При нас был прилив, и вода по этой протоке шла внутрь мощной струёй. За счет постоянного обмена вода не застаивается, а постоянно обновляется, водоём живёт. В нём водятся те же медузы и морские ежи, что и в море. Дно на пляжах песчаное, мелкое, волн нет. Детям купаться — милое дело. Только не надо заплывать за буйки, потому что в озере есть глубокие подводные лабиринты, в которых даже гибли дайверы. Но это где-то там, а зона для купания безопасна. Наши дети наловили в воде кучу ежей, потом мы зашвыривали этих иглокожих обратно в озеро, как снежки.

Когда Солнце село, и купаться стало скучно, мы поехали посмотреть маяк. Его хорошо видно в ясную погоду с пляжей Лутраки, а стоит он как раз неподалёку от озера. Пока ехали, налетели тучи, даже молнии шарахали. В итоге ощущения были то что надо: тучи, темень, волны бьются о камни, молнии сверкают, ветер шумит, и маяк светит на все четыре стороны вращающимися лучами. Красота!


В последний день мы улетали домой из Афин почти в полночь. Приехали заранее, сдали машину и решили снова посетить центр столицы. Если бы я знал, что билет на метро из аэропорта стоит 10 евро, а не 1,40, как в остальных случаях, я бы спланировал заключительную поездку иначе. Но уж что было, то было. Багаж сдали, ручную кладь закинули в камеру хранения, сели в метро и поехали к Акрополю. Сначала поели, это было ещё одной ошибкой. Пока суть да дело, оказалось, что вход закрывают заранее, и внутрь с шести не попасть. Я-то думал прийти попозже, когда Солнце спустится ниже, народу станет меньше и сфотографировать Парфенон в более выгодных условиях. Но просчитался. Чтобы зря не болтаться по городу, пошли в музей Акрополя. К концу отдыха и вообще к концу дня мы все уже притомились, поэтому снимков почти нет. Тем более, что на нижних этажах с археологическими находками снимать не разрешают почему-то. Везде можно, а тут нельзя.

Внутри музея хранятся оригинальные барельефы с Парфенона, те, которые уцелели и не были вывезены ловкими англичанами. Все плиты с изображениями размещены между металлическими колоннами, как будто между каменными в настоящей постройке. Барельефы второго ряда со сценой процессии, несущей подношения Афине, тоже закреплены подобающим образом. Такой вот сплав античности и современности. Красиво придумано.

На верхнем этаже музея в темноте зрительного зала демонстрируют мультик о Парфеноне. Английскую озвучку воспринимать необязательно, мультик сам по себе понятен даже детям. Показано, как строили, какие архитектурные решения принимали, чтобы компенсировать перспективные искажения. Рассказывают про то, что и почему было на фронтонах и барельефах. Красотища, конечно, неописуемая, жаль, что ни черта не сохранилось. Самыми разрушителями оказались ранние христиане, которые ломали идолищ поганых и сшибали ломами срамные картинки, что тот ИГИЛ (организация, запрещённая в России) уничтожал месопотамские древности. Через пару тысяч лет христианам самим не очень понравилось, когда их церкви и монастыри стали ломать во время французской революции или у нас после Гражданской войны. Ну, сами с этого начинали. Потом уже турки из отретушированного Парфенона, превращённого в церковь, сделали мечеть. Затем пороховой склад. А довершил разрушение венецианский корабль, удачно попавший ядром во взрывчатку. Так что теперь имеем то, что имеем.

На нижних этажах выставлены древности, среди которых выделяется большая коллекция кор. Раньше я уже писал, это это такие посвятительные женские статуи, следующие определённым канонам. Все загадочно улыбаются, куда там Моне Лизе. Целый зал заполнен этими корами. На части из них видны следы краски. И чтобы зрителям лучше представлялось, как это все выглядело тогда, рядом с оригиналами стоят их точные копии, раскрашенные яркими цветами, почти стёршимися с настоящих находок. Пишут, что музей Акрополя держатель самой крупной коллекции этих статуй, благо в святилище Афины их жертвовали постоянно.

Проход от музея к Акрополю выложен стеклянными плитами, под которыми видны раскопки древних улиц. Местами в прозрачном тротуаре сделаны выемки, чтобы можно было внимательно рассмотреть всё. Некоторые идиоты зачем-то швыряют монетки в остатки круглой постройки, весь её пол усыпан тонким слоем. Странное удовольствие, но, может, музей пополняет казну ещё и за счет дураков.

Археологические раскопки проводились и при строительстве афинского метро, поэтому в подуличных переходах между станциями в центре тоже проложены помосты над руинами и стоят информационные щиты. Даже ручей до сих пор течет по жёлобу древнего водопровода.

Но мы к этому моменту уже настолько устали и пресытились древностями, что стремились скорее попасть в аэропорт, а там сесть на самолет и — домой!

Реклама

Пелопоннес и Афины (часть 7): Один комментарий

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s